The White Museum

The White Museum ― идея Capri Palace собирать все лучшие произведения природы и человека. The White Museum — это синоним уникальности, качества, красоты. Это искусство, гостеприимство, дизайн, ручная работа, высокая кухня, которые вместе создают уникальный стиль, объединяющий красоту и жизнь в единое целое.

The White Museum — это идея Тонино Какаче организовать пространство Capri Palace в соответствии с собственным представлением о красоте и гармонии, реальное воплощение его понимания сущности отеля. Изо дня в день он разрабатывал эту идею, посвятив не один год исследованиям и экспериментам. Его усилия были направлены на поиск самого лучшего. Этот процесс — не что иное, как творческие искания художника, который способен нащупать и выбрать наиболее подходящий материал, место, композицию.

И сегодня как никогда отель Capri Palace растет и развивается в ритме, заданном его создателем, в соответствии с его идеалом красоты и гармонии. Ощущение, которое возникает на пороге Capri Palace и усиливается по мере продвижения внутрь, воплощает идею полного слияния жизненного процесса с искусством, позаимствованную у футуристов, которые долгое время жили в Анакапри.

«Когда я начал думать о том, как воплотить в жизнь идею о создании пространства, которое соответствовало бы скорее понятию «эстетическое переживание», чем понятию «традиционный отдых», на Капри и во всем остальном мире никому даже в голову не приходило, что можно создать отель, интерьер которого пропагандировал бы определенный образ жизни. Результатом моих поисков стало строительство частных бассейнов, два из которых были впоследствии украшены Джорджо Тонелли, художником и в первую очередь преданным другом, который с энтузиазмом воспринял мой смелый проект под названием Capri Palace. Вначале он не имел ни малейшего представления о том, как зафиксировать краски на дне бассейна так, чтобы они не размывались водой, но сразу же принял вызов и создал свою мозаичную интерпретацию «Сына человеческого» в номере, посвященном Рене Магритту.

И все-таки меня не покидало ощущение, что моему проекту чего-то не хватает. Если на этапе размышлений мне очень пригодилась философия, то на этапе реализации собственного видения мира мне должно было помочь искусство. Я начал посещать художественные выставки по всему миру: в Милане, Париже, Лондоне, Нью-Йорке. Побуждаемый любопытством, я старался увидеть как можно больше, чтобы как можно полнее изучить современное искусство и приучить глаза к его восприятию. Только после этого я мог бы решить, кто из художников станет моим новым попутчиком.

Я начал встречаться с владельцами галерей, а через них ― с художниками, произведения которых заставляли меня задуматься и удовлетворяли мой эстетический вкус. Искусство было страстью, которую я хотел делить с окружающими: я покупал новые работы не для своей частной коллекции, а для того чтобы выставлять их в отеле. Внутри меня постепенно оформлялась идея «Белого музея». В глубине души я всегда хотел выставлять на всеобщее обозрение произведения, которые я покупал, и мне все больше нравилась мысль дать возможность любоваться моей коллекцией не только друзьям, но и гостям отеля. Кроме того, я всегда считал, что каждый художник стремится передать свое восприятие мира как можно большему количеству публики.

А как этого достичь? Выставив свои работы в музее. Мысль о создании музея заработала с новой силой. В первую очередь я думал о том, насколько хорошо произведения искусства будут смотреться на фоне комнат, а не о том, как будут смотреться комнаты со стенами, украшенными рисунками, картинами, фотографиями. Я был очарован идеей создать самый настоящий арт-отель, то есть пространство, специально предназначенное для самовыражения художественного гения.

Не просто развесить картины и фотографии в номерах, коридорах и холле, а создать просторную и светлую мастерскую и предложить ее художникам для свободного творчества — вот в чем заключалась моя идея. Став реальностью, она сразу же снова видоизменилась, открыв новые возможности для самовыражения ― в дизайне, еде, искусстве ремесленников. Теперь в Capri Palace попадали не только уже готовые работы, в нем жили и творили сами художники. Некоторые из них работали в студии, создавая различные работы для отеля. Другие экспериментировали с керамикой, в результате чего появилась авторская посуда, на которой подается еда в ресторане L’Olivo. Идея искусства, полностью слившегося с жизненным процессом, обрела вполне конкретную форму.

История появления на свет The White Museum такова: Веласко создал мозаику для бассейна на входе, Тонелли выложил дно бассейнов, посвященных Магритту и Уорхолу, Плесси украсил отель уникальной инсталляцией, установив мониторы в старой деревянной лодке, которую когда-то использовали для доставки туристов к Голубому гроту, Костантини предложил свои интерпретации картин Кальдера, Кандинского, Миро и Донги. Постепенно все номера превратились в прямое воплощение шедевров художников XX века. Абстракции Миро, прямые линии Мондриана, цвета Кандинского перенеслись на рисунок стен, узоры тканей. Номер, посвященный Антонио Донги, главному представителю итальянского магического реализма, ― идеальный пример слияния жизни с искусством, который я стремился воплотить во всех номерах Capri Palace. Каждая деталь интерьера напоминает по форме и цвету его живопись: вы попросту входите в одну из его оживших картин с мебелью в рациональном стиле, геометрическими узорами и стилизованными фигурами. Такое сильное и уникальное эстетическое переживание создается и некоторыми элементами интерьера ресторана L’Olivo, декором столовой утвари и мебели.

Завершая работу над фасадом Capri Palace, я познакомился с Арнальдо Помодоро. Я пригласил его для осмотра места работ и предложил сотрудничество, которое увенчалось созданием величественного барельефа «Берега морей», украсившего фасад отеля. По словам самого Помодоро, эта долговечная инсталляция по своему расположению «принадлежит скорее внешнему пространству, чем отелю». Мне же кажется, что «Берега морей» символизируют своего рода «врата замка», ведущие извне внутрь. Это прекрасная возможность вынести искусство за пределы отеля и продемонстрировать, что красота и искусство не имеют границ и могут стать частью повседневной жизни.

На этом мой поиск «лучшего» и «прекрасного» не прекратился, а переместился в область продуктов питания и ремесленных изделий. Я ощущал потребность сохранить самое лучшее из богатых и разнообразных традиций Капри и всей Италии. И в результате большой магазин, расположенный недалеко от гостиницы, был преобразован в самую настоящую мастерскую, открытую для посетителей, в которой местные ремесленники создают уникальные изделия ручной работы под марками Capri Touch и Mariantonia. В магазине можно приобрести льняную одежду, кашемировые туники, аксессуары и сандалии с разноцветным плетением, подобные тем, которые так любила Джеки Кеннеди. Вы также найдете здесь предметы интерьера, авторскую керамику и фотографии. Это почти как оказаться в лондонском Liberty, только еще и в окружении ремесленников, которые изготавливают изделия по индивидуальному заказу. Марка Mariantonia объединяет все лучшие продукты питания на рынке, тщательно отобранные для кухни наших ресторанов. Потому что еда ― это тоже искусство.

Искусство, традиции гостеприимства, архитектура, дизайн, еда, музыка, ремесленное мастерство являются неотъемлемой частью любой культуры, а также моего жизненного опыта и тех переживаний, который мне подарила судьба. Эти различные проявления человека и являются теми ветвями, которые удерживают огромную крону The White Museum. В этом стремительно развивающемся мире постоянно меняющихся технологий очень важно поддерживать связь с традициями именно для того, чтобы шагать в ногу со временем. Как в моем случае с Capri Palace.